22:39 

Глава 7

*Juliette**
Глава 7.


«Ну, братец, ты дал!» - прогромыхал чей-то бодрый и очень весёлый голос.
От этих громогласных звуков я моментально проснулась, подскочила на кровати и снова рухну-ла, утонув в белоснежных облаках шёлкового белья.
Голос раздавался снизу.
Сон как рукой сняло, и поэтому я сразу встала и на цыпочках подошла к двери.
На удивление отсюда мне было прекрасно слышно всё, о чём говорилось внизу.
Кажется, у хозяина дома были гости. Через секунду я убедилась в этом, потому что разговор продолжился.

- Налей-ка мне вина, друг, и рассказывай всё, как есть! – Весело загремел тот же голос.

- Пожалуйста, вежливее и в два раза тише, - еле слышно и настойчиво сказал Атос, чей голос я уже знала наизусть.

Кто-то приглушённо захихикал, но всё-таки заговорил потише:

- Но это ведь неслыханные дела! Иду я себе по главной улице, а мне навстречу … или это был уже не он.. гм, хм… в общем, слово за слово, - а по городу ходит лёгкий такой слушок, будто бы мушкетёр Атос сегодня в «Belle Jardin» покупал платье!
Я так и сел! Вернее, чуть было не сел – сесть-то было некуда! Подумал: до чего люди только не доболтаются! Скорее Король издаст указ, разрешающий всем петь нелестные песни в его адрес, чем наш добрый друг Атос пойдёт к какой-то там модистке покупать какое-то там платье! Ха!
Но по дороге я услышал ту же шутку ещё пару раз, и мне показалось, что она сегодня стала чересчур популярна. Ха-ха, и вправду весело!
Так что же это всё-таки за байки? Вот пришёл узнать из первых уст.
Здесь творятся какие-то чудеса, не меньше! О тебе в жизни никто не затевался распускать сплетен, а теперь все разом, да ещё такую инте-рес-нень-ку-ю,- собеседник Атоса, наверное, в этот самый момент уже готов был выпрыгнуть из собственных сапог, а я сгорала от любопытства и стыда одновременно. Мне было стыдно, что взяв меня под своё покровительство, этот спокойный и серьёзный мушкетёр получает «в на-граду» всё новые и новые неприятности. Но я, затаив дыхание, приникла к двери и слушала продолжение разговора.
Говорил Атос:

- Это чистая правда. Я сегодня купил платье у модистки в «Belle Jardin» .

Я услышала странный звук, как будто кто-то поперхнулся. На время внизу воцарилась ти-шина.
Спустя пару минут кто-то вновь заговорил:

- Атос, … друг мой, … а зачем тебе … платье? – в этом голосе уже слышались и испуг, и тревога, и всё ещё не сдающее позиции неверие.

- Ко мне приехала кузина.

Снова тишина.
Я приникла к двери вплотную, так, что если бы её резко открыли, я бы, наверное, выпала пря-миком на лестницу.
Чуть помедлив, Атос проговорил:

- Она сейчас отдыхает с дороги, у нас были приключения, но я пойду спрошу, не спустится ли она.

- Уж да, … пускай спустится … , - проговорил кто-то удивлённо и как-то бесцветно. Видимо, мысли гостя никак не могли собраться все вместе в какой-то определённой части его головы.

- Я пойду посмотрю, Портос. И если она спустится, я тебя с ней познакомлю.

С этими словами Атос начал медленно подниматься по лестнице, а я пулей метнулась к зеркалу.
«Так это мушкетёр Портос! Вот, с кем меня сейчас будут знакомить!»
Я лихорадочно поправляла волосы, растрепавшиеся во время сна, приводила в порядок платье ( к счастью, оно совсем не помялось, пришлось лишь слегка расправить кружева по линии плеч), и когда Атос постучал в мою дверь, была уже, что называется, «Belle Jardin» во всём цвете своей молодости!

- Мадмуазель, Вы не спите? – учтиво спросил мушкетёр.
- Нет, - отозвалась я. - У Вас гости?
- Да. И именно поэтому я бы хотел с Вами поговорить. Вы не могли бы выйти, или Вам нужно время?
- Нет… Нет, - нервно оттарабанила я. – Я сейчас иду.

Кинув последний взгляд в сторону зеркала, я как можно медленнее пошла в сторону двери. Со-бравшись с духом, я открыла её и столкнулась «нос к носу» с мушкетёром. Он отступил на шаг назад и пару мгновений молча смотрел на меня.

- Вы превосходно выглядите, - наконец произнёс он.
- Благодарю, - ответила я, с лёгкой улыбкой опустив глаза; хотя на самом деле мне хотелось минут десять танцевать по комнате.

- Там внизу мой друг, Королевский Мушкетёр Портос. Будет невежливо не познакомить вас. Ему я доверяю, как себе, и если Вы доверяете мне – Вам нечего опасаться. Только… , - Атос помедлил. – Только вот он знает, что у меня нет двоюродной сестры.

Мне пора было проявить самостоятельность. Я это почувствовала, и поэтому уверенно и спо-койно сказала:

- Ничего страшного. Я объясню. Сама. Ме-сье Портоса удовлетворят те же объяснения, что и Вас?
- Да. Самое главное, что Вы в беде, Вам некуда идти, у Вас нет покровителя и Вы не опасны. Портос сохранит Вашу тайну, и если будет нужно, всегда поможет.

- Ну почему же Вы так уверены в том, что я не опасна?! Разве следует вот так верить не-знакомому человеку? – с буквально вырвавшейся досадой спросила я. Просто не выдержала.

Атос улыбнулся немного грустно, потом поднял на меня глаза и тихо сказал:

- Ответ на первый вопрос: я знаю, что Вы не опасны. Зовите меня легковерным, но это видно в Ваших глазах. И ответ на второй вопрос: верить людям нужно. Правда при этом стоит быть готовым к горьким ошибкам. Но если не верить вообще – вскоре станешь собственной тенью, которая только и может, что наблюдать за чужой жизнью со стороны, никак не участвуя в ней.
А теперь – дайте руку, сударыня, и я отведу Вас вниз, где представлю Вам нашего доброго друга Портоса – славного мушкетёра и не очень вежливого человека (Я предупредил), - эти слова, в отличие от всех предыдущих были произнесены громко и довольно весело.
Я взяла Атоса под руку и не очень уверенно последовала за ним.



Уже спускаясь по лестнице, я заметила Портоса. Он сидел за столом, на котором красовались всевозможные незамысловатые, но на вид весьма аппетитные блюда, к которым он, по-видимому, даже не притронулся. У мушкетёра был очень сосредоточенный и довольно обескураженный вид. Едва заметив меня, он неуклюже встал и даже прокашлялся.
Я невольно улыбнулась в сторону, но продолжала идти гордо и спокойно.

- Разрешите представить Вам, мадмуазель Софи, моего друга, Мушкетёра Его Величества Короля, господина Портоса.

Я узнала Портоса без труда. Полноватый, добродушный и на редкость симпатичный мушке-тёр стоял, не зная, куда деть руки, и смотрел на меня с таким любопытством, что я почувствовала себя зеброй в зоопарке.
Чуть не засмеявшись, я проговорила:

- Мне очень-очень приятно, месье Портос.

Спохватившись, мушкетёр кинулся к моей руке, взял её в свои - я без преувеличения сказала бы - огромные руки и поцеловал.

- Я очарован, мадмуазель, моё почтение … , - кажется, он пробормотал ещё что-то, но я уже была не в силах вслушиваться. Моей главной за-дачей в этот момент было подавить веселье, вы-званное этим внезапным смятением всегда невозмутимого весельчака Портоса.
Между тем, Атос поставил на стол что-то очень аппетитное и предложил всем сесть за обед.
Я немного замешкалась со складками своего платья, и когда благополучно расправила их все, чтобы сесть поудобнее, вдруг заметила, что двое мушкетёров стоят у стола, как и стояли. Мне стало одновременно не по себе и приятно оттого, что они ждут, пока я сяду. Я поспешила опуститься на свой стул, и тотчас после этого мужчины тоже присели.

Не успела я рассмотреть всё, что было у нас на обед, как в дверь без стука и без предисловий буквально ворвался высокий темноволосый молодой человек, на вид намного моложе двух остальных. Его тёмные глаза ярко горели, выражая крайнюю решительность и бьющее через край нетерпение. Руки его лежали на эфесе шпаги, сжимая его с волнением, присущим человеку, исполненному от-ваги.
Влетев молнией, молодой человек, казалось, не заметил ни меня, ни даже Портоса, ни накрытого стола. Он смотрел единственно лишь на Атоса, а на его губах на мгновение будто застыли какие-то слова, но застыли они ненадолго. Справившись с вихрем эмоций, он с горячностью произнёс:

- Неслыханные дела, Атос! По дороге к тебе я слышал, как люди судачат, будто бы ты покупал платье в «Belle Jardin»! Если кто-то решил подшутить над тобой – он ответит за эту дер-зость! – глаза молодого человека всё так же горе-ли, а я уже узнала в нём отважного Д’Артаньяна.
В этом человеке было что-то такое, что мы в наше время называем «настоящим». Ни лести, ни поддельных эмоций, ни лицемерия, - в его лице было столько искренности, что мушкетёр сразу располагал к себе, даже если делал что-то не так.
Д’Артаньян стоял, не двигаясь с места, видимо ожидая от Атоса бурной реакции на свои слова. Но тот, в свою очередь, молчал и смотрел на своего друга такими ясными глазами, что молодой мушкетёр на мгновение оторопел, пока случайно не перевёл взгляд на меня. Я даже отложи-ла столовые приборы, которые держала в руках. Мне было интересно, что у него сейчас творится в голове, потому что в его глазах читались и удивление, и вопрос, и смятение, и даже восторг, который я пока не знала, чем объяснить.

- Прошу прощения, - проговорил Д’Артаньян, сняв шляпу, прижав её к груди и слегка поклонившись. – Я так внезапно появился … и был так занят своими мыслями, что не заметил гостей.
Простите мне мою невежливость, - добавил он, всё ещё оставаясь в поклоне, но поднимая на меня глаза.

- Мадмуазель Софи, - как всегда спокойно произнёс Атос, не вставая из-за стола, чтобы поприветствовать друга, - позвольте Вам пред-ставить нашего дорогого друга господина Д’Артаньяна, мушкетёра Его Величества.

При этих словах Д’Артаньян выпрямился и, всё так же прижимая шляпу к груди, одновременно и улыбался мне, и периодически выжидающе поглядывал на Атоса.

- Это мадмуазель Софи. Моя кузина, - наконец проговорил тот.
- Гм? – вырвалось у Д’Артаньяна.

Я видела, как все трое смотрят с непониманием, не узнавая друг в друге хорошо знакомых людей, и поняла, что пора «брать поводья в свои руки» - потому как именно я – причина этого напряжённого момента, возникшего между закадычными друзьями.

- Прошу прощения, - начала я, беря в руки салфетку, - Думаю, я должна всё объяснить.
Я прекрасно понимаю, что вы оба знаете, что у господина Атоса нет никакой двоюродной сестры.

Д’Артаньян и Портос улыбнулись мне одно-временно, но в их глазах я прочла вопрос: «Что здесь происходит?»

Я продолжила:

- Я оказалась в Париже случайно, и, к сожалению, не имею возможности объяснить случившееся ни вам … ни себе.
Пока я не могу назвать места, где я живу, и не знаю способа попасть туда снова. С недавних пор за мной, кажется, охотятся гвардейцы Кардинала - они сочли меня подозрительной, - я горько улыбнулась, - что легко понять. Но господин Атос смело и благородно защитил меня, взяв под своё покровительство. Для всех – я его двоюродная сестра. Но вы – его лучшие друзья – должны знать правду!
Я говорила уверенно, без смущения, я отчего-то знала, что меня поймут.
После своих слов я поочерёдно посмотрела в глаза каждому из мушкетёров, увидев в них разные чувства: в глазах Портоса – радость, в глазах Д’Артаньяна – восхищение, в глазах Атоса – благодарность.
Я не знала, что будет дальше, но уже чувствовала, что волноваться больше не о чем.

- Мне жаль, что я был не учтив. Позвольте Вас от всей души поприветствовать, - сказал Д’Артаньян и поцеловал мне руку, после чего добавил, - Вы очаровательны.

Мне было очень, очень и крайне приятно!


Через несколько минут за столом уже царило настоящее веселье и оживление. Портос хохотал, периодически вспоминая, как у него глаза на лоб полезли, когда он услышал новость про платье. Д’Артаньян восхищался поступком Атоса, отче-го-то всё время хлопая Портоса по плечу. Атос же делал вид крайне серьёзный, хотя видно было, что в присутствии друзей он мог расслабиться и чувствовал себя прекрасно!
Я съела очень большую ногу какого-то жареного зверя, что-то очень вкусное под листьями салата, большие чёрные ягоды, напоминающие маслины, только намного сочнее. Я так проголодалась и, видимо, ела с таким аппетитом, что мужчины искренне поразились моей способности есть с удовольствием. Они не сказали ни слова, но я то и дело чувствовала на себе их взгляды. Наверное, приличия требовали, чтобы я, как истинная леди, съела одну маслину и ею насытилась; но если кто-то хотел, чтобы я здесь выжила, придётся смириться с тем, что ем я чуть больше, чем полагается аристократке.
Когда я сделала маленькую паузу между блюдами, Портос, с наслаждением наблюдавший за мной, придвинул ко мне большое круглое блюдо с фруктами и ещё одно с ароматными сырами.

- Вы должны ещё покушать. Вы, наверное, потеряли много сил в дороге! – его улыбка сияла, как полуденное солнце.

- Я …
- Портос, не приставай со своей едой. Пусть мадмуазель Софии ест столько, сколько хочет, и выбирает сама, - сказал Атос.
- Перестань. Сударыня скромна. А мы едим, как кабаны, - ей так ничего не останется. Ребёнка нужно накормить, как следует!

- Дорогой Портос, прошу прощения! – вступил с улыбкой Д’Артаньян, - Мадмуазель Софии отнюдь не ребёнок, а очаровательная дама.
- И что ж, – удивился Портос, - Она теперь не хочет есть?
Кушайте, пожалуйста, - мушкетёр снова придвинул ко мне блюда.

Мне вдруг стало очень приятно оттого, что он считает меня ребёнком и хочет накормить. Правда так поступали все знакомые мне люди. И это меня всегда немного смущало. Но поведение Портоса меня не смущало вовсе; наверное, потому, что здесь я чувствовала себя на удивление легко и комфортно.
Я принялась за сыры и фрукты, и весёлый и непринуждённый разговор полился с такой лёгкостью, что я ощутила себя среди надёжных друзей – и спокойной, как никогда.

@темы: Мушкетеры

URL
Комментарии
2014-04-12 в 22:47 

DinekeFH
Духовно богатая альфа-самка с аморальным отношением к жизни.
А Арамис - на десерт?)))

2014-04-13 в 17:18 

*Juliette**
До него еще жить и жить ;)

URL
2014-04-13 в 18:28 

DinekeFH
Духовно богатая альфа-самка с аморальным отношением к жизни.
*Juliette**, автор жесток)))))))

2014-04-14 в 15:05 

Meggerra, каюсь ((((( ;)

URL
   

Juliette

главная